back b
image

«Властям Югры пришлось разворачивать СМИ в другую сторону»

icon 11:05
icon 22 просмотра
«Властям Югры пришлось разворачивать СМИ в другую сторону»

За неполный сентябрь администрация Натальи Комаровой дважды становилась героем федеральной информационной повестки. И всегда громко. Югорские чиновники запрещали у себя в регионе кинопоказ нашумевшей картины о жизни цесаревича Николая, возбуждали общественность судьбой «сухого закона». Политические дивиденды и, что гораздо важнее, репутационные последствия этих событий оценил эксперт по политическим технологиям Александр Безделов.

— Одна из главных тем югорской повестки сегодня — следует ли принимать в регионе «сухой закон». История, по сути, родилась из ниоткуда. Югорские власти подхватили идею, популярную в узких кругах, и организовали ее широкое обсуждение. А стоило ли?

— Данная тематика поднимается во всех регионах, везде есть активные организации трезвенников, которые пытаются так или иначе давить на власть. Также во всех регионах существуют организации, лоббирующие противоположенные действия. Вопрос заключается в том, насколько региональным властям удается соблюдать баланс между этими сторонами. Большинству регионов это удается, они опираются на федеральные законы и не пытаются изобретать велосипед, чего не скажешь о правительстве ХМАО. Там, к сожалению, эту тему раздули до уровня федеральной повестки, добились скандала на ровном месте. Теперь неизвестно, к каким репутационным потерям это может привести.

— Как вы считаете, каким способом нужно выходить из данного конфликта?

— Единственный способ уйти от конфликта — это спустить все на тормозах. Комаровой нужно максимально затянуть инициативу, а после про нее забыть. Конечно, это вызовет негативную реакцию общественников, но другого выхода я не вижу.

— В эпоху Google, когда можно найти любую информацию, выбрать тот образ жизни, который тебе симпатичен, возможно ли вообще законодательно запретить человеку употреблять алкоголь?

— Безусловно, нет. История идет по спирали, и на сотне примеров мы видим, что подобные запреты приводят только к негативным последствиям, увеличению суррогата, контрафакта и так далее.

— На что тогда рассчитывали в Ханты-Мансийске, когда решили поддержать инициативу?

— Я не исключаю, что намерения могли быть благие. Наталья Комарова приняла решение учесть и выслушать различные мнения, прислушаться к общественности. А администрация раздула из этого информационный повод. Второй вариант: это изначально была попытка поиграть на благородной теме и сбить интерес к другим, менее благородным темам типа коррупции, неэффективной траты бюджетных средств и других. Классический прием.

— Примечательно, что после первой же ноты протеста со стороны торгово-промышленной палаты риторика резко изменилась. Проправительственные издания и площадки стали открыто критиковать идею, и в ходе всех общественных слушаний трезвенники оставались в меньшинстве. Зачем власть, вместо того чтобы быть активной, задавать тренды, перестраховывается?

— На мой взгляд, в начале этой истории Комарова слышала только один громкий голос общественников. Но, когда дело дошло до реальных обсуждений, выяснилось, что первоначальные выводы и инициатива общественников не подходят к социальным и экономическим реалиям региона. Когда власти поняли, что ошиблись, им пришлось подключать пиар-машину, направляя СМИ в другую сторону.

— Теперь те, кого «Белый дом» сначала поддержал, публично сыплют обвинениями, говорят, что их обманули. Предприниматели от всей эпопеи, разумеется, также не в восторге. Где же профит?

— Если польза и есть, то одна — на ошибках учатся. Это повод задуматься: если такие ошибки становятся системой, значит, нужно сделать внушения или изменить подход к работе.

— Другой пример — запрет фильма «Матильда». Департамент культуры разослал кинопрокатчикам рекомендации, где предложил учитывать настроение общества вокруг этой картины. И что в итоге? Кинотеатры отказались от показов, а правительство Югры нарвалось на критику федерального министерства культуры. Осознают ли власти, что каждый их шаг, каждое заявление неизбежно трактуются как сигнал, призыв к действию?  

— Безусловно, любой орган власти осознает, что любая рекомендация — это призыв к действию. Не нужно выдавать желаемое за действительное. Власти Югры это четко понимали. Это еще одна ошибка, которая была задокументирована. Если в других регионах власти делали предупреждения устно, то тут было письмо. Это показатель некомпетентности профильных сотрудников. Я не могу сказать, что этот прокол властей будет им дорого стоить, но это дополнительная монетка в копилку, которые федеральные органы власти могут припомнить Комаровой при удобном случае.

— Справедливости ради: происходящее объясняют тем, что отдают решения на откуп общественности. Можно ли играть в демократию?

— Народ решает: идти ему в кино или не идти. Вот это демократия. У народа должно быть право выбора, а своей рекомендацией власти этот выбор у народа забрали.

— При этом даже эта активность теряется на фоне коррупционных скандалов, сотрясающих правительство один за другим (аресты в депэкономразвития, обыски в департаменте энергетики и ЖКХ).

— Попытка перебить устойчивые тренды, вбив в повестку новые тренды, — это устоявшийся прием, но этот прием не сработал в регионе. Бросить что-то в повестку с целью ее изменения — это задача профильных служб, но главная задача правительства состоит в росте репутации органов власти. Я этого роста, к сожалению, не вижу. Коррупционные и околокоррупционные скандалы сильно мешают Югре. Действительно, нужно работать в направлении исправления репутационных рисков и сосредоточиться на этих моментах. Народ не обманешь, разговоры о «Матильде» и о водке не исправят ситуацию, и особенно это чувствуется в преддверии выборов.

— Кстати, о них. Приближается март (выборы президента России — ред.). С учетом уровня кампании даже без подкрутки системы явка будет высокой. Значит ли это, что власти Югры могут расслабиться и не предпринимать никаких действия для эффективного разрешения всплывающих проблем?

— Ни одному региону администрация президента не даст расслабиться в рамках избирательной кампании. Каждая администрация должна и будет работать на пределе, в части исправления репутации и решения появившихся проблем. Я думаю, Югру ждут непростые времена.

Правительство Югры постоянно пытается противопоставлять скандалы один другому, но это не работает на подавление негатива в федеральной повестке — скандалы просто копятся. Выход один — работать на упреждение. Это большая и трудная работа, но другого выхода у команды Комаровой нет.